Крепкий орешек

О переводах сказки Беатрикс Поттер «The Tale of Squirrel Nutkin»

Беатрикс Поттер известна своими сказками про кроликов и мышек. Ее рисунки такие славные, что и от сюжетов ожидаешь доброты и умиления. Но вот родители покупают своим малышам сказку про белочек и филина, читают ее — и чувствуют, что их обманули.

Сказка «The Tale of Squirrel Nutkin» вызывает у родителей массу нареканий. Одни говорят, что она жестокая. Вторые — что скучная и примитивная. Кто-то находит в ней лишь вредные советы, которые ничему хорошему не научат. А другие наоборот считают ее слишком поучительной. И все уверены, что сказку купили зря.

О чем эта сказка

Жили-были бельчата. Осенью они едут на остров, чтобы запасти на зиму орехов. Этот остров принадлежит филину, которому бельчата платят за орехи едой, например, кротом (очевидно, не очень живым) или украденным медом. Бельчата собирают орехи шесть дней подряд с утра до вечера.

Главного героя сказки зовут Nutkin. Он — эдакая стрекоза среди муравьев. Судя по имени, он известный любитель орешков, но ведет себя так, будто орешки ему до лампочки. Nutkin — полная противоположность остальным: они вежливые — он невоспитанный, они трудолюбивые — он ленивый, они молчаливые — он болтун. Все шесть дней Nutkin испытывает терпение филина: он ничего не приносит ему в качестве подношения, зато от души дразнит его и вообще ведет себя вызывающе. В результате Nutkin огребает от филина и чудом избегает смерти, потеряв лишь хвост.

А потом идет мораль, но я не хочу ее сейчас озвучивать. Мы вспомним о ней ближе к концу статьи.

Переводы на русский

Я считаю, что это сказка с глубоким смыслом и что нужна она в первую очередь родителям. Но моя интерпретация основана на оригинальном тексте. Поэтому сначала давайте разберемся, изменилась ли сказка в переводе на русский.

У нас сказка выходила в трех переводах:
«Сказка про бельчонка Тресси и его хвост» Михаила Гребнева, стихи Дины Крупской,
«История о бельчонке Орешкинсе» Веры Полищук,
«Про бельчонка по имени Орешкин» Ирины Токмаковой.

В интернете есть тексты Гребнева и Токмаковой. Перевод Полищук можно посмотреть в сканах на сайте магазина Лабиринт. А вот текст оригинальной сказки.

Разумеется, в одном посте невозможно досконально сравнить три перевода. Я опишу только то, что считаю важным для сохранения основной идеи сказки:

  • имена главных героев,
  • начало сказки,
  • игры бельчонка,
  • загадки бельчонка,
  • мораль.

Имена персонажей

Всего три персонажа в сказке названы по имени: две бельчонка — Nutkin и Twinkleberry — и филин Old Mr. Brown.

Герои Беатрикс Поттер иногда переходят из сказки в сказку, и тогда важна преемственность имен. Но Nutkin упоминается лишь однажды в сказке про ежиху «The Tale of Mrs. Tiggy-Winkle» (в первом русском переводе она называлась «Ухти-Тухти»): там среди постиранной одежды встретился его рыжий безхвостый фрак — «a red tailcoat with no tail belonging to Squirrel Nutkin». Ни Twinkleberry, ни филин в других сказках не встречаются. Так что переводчики могут переводить имена как им вздумается.

Nutkin — любитель орешков (об этом нам говорит суффикс kin). Логично, что у Токмаковой он Орешкин, у Полищук — Орешкинс. Почему Гребнев выбрал имя Тресси, остается для меня загадкой.

Но у nut есть значение дурачок, чудак, сумасброд, go nuts — сходить с ума, обалдеть. Бельчонок ведет себя так маргинально, что и правда кажется слегка не в себе.
А еще есть be nuts about — пристраститься, быть без ума от. Неугомонный бельчонок очень любит дразнилки и загадки, прям помешан на них.
Ну и конечно, a hard nut (to crack) — крепкий орешек. Еще какой крепкий, учитывая, что он дразнил филина шесть дней подряд.

Непонятно, что делать с этими коннотациями. На русском в одно имя они не укладываются.

Twinkleberry — второй бельчонок. Его имя сделано по «ягодной парадигме»: twinkle (мигать, мерцать, проворно двигаться) + berry (ягода). Сравните: strawberry (земляника), gooseberry (крыжовник), raspberry (малина), cranberry (клюква). Я не знаю, есть ли у имени какая-то подоплека. Возможно, оно просто звучное.

По-русски Twinkleberry зовут разнообразно: Чоппи у Гребнева, Скорлупкинс у Полищук, Вкусничка у Токмаковой. Ни один из переводчиков не пытается явно перевести twinkle.

Twinkleberry — всего лишь представитель группы сознательных бельчат. Беатрикс Поттер даже не нарисовала его отдельно (она сама иллюстрировала свои сказки, так что отсутствие портрета Twinkleberry мне кажется значимым фактом).

Важно, что Twinkleberry — антагонист Nutkin’а. Поэтому рассмотрим их имена в паре.

Орешкинс и Скорлупкинс Полищук чудо как хороши. Во-первых, это как Бэггинс — очень по-английски. Во-вторых, по именам чувствуется противопоставление: жизнерадостный, беззаботный Орешкинс и сухой, ответственный Скорлупкинс (прям Обломов и Штольц). Правда, у Полищук получились скорее фамилии, чем имена, а про бельчат сказано, что они родные братья. Но это мелочь по сравнению с удачной находкой.

Тресси и Чоппи Гребнева, на мой взгляд, никакие. Некоторое противопоставление в них чувствуется: Чоппи по звучанию и по ассоциации с «чопорный» производит впечатление более серьезного бельчонка, чем Тресси. Но до пары Орешкинс и Скорлупкинс им далеко.

Орешкин и Вкусничка Токмаковой меня удивили. Имя Вкусничка больше подошло бы младшей сестренке Орешкина.

«Аn owl who is called Old Brown» — так Беатрикс Поттер знакомит нас с филином. Разумеется, он — owl, т. е. сова. Но в английском языке сова обычно мужского рода, а у нас — женского, поэтому я буду называть его филином. Беатрикс Поттер не дает филину эпитетов, так что мы судим о его характере только по поведению. Он предпочитает либо дремать, либо лакомиться подношениями белок. Большую часть сказки филин не шевелится и воспринимается скорее как скала, нежели как живое существо. Лишь на пятый день выкрутасов Nutkin’а его проняло: «Old Mr. Brown turned up his eyes in disgust at the impertinence of Nutkin». На шестой день он-таки взмахнул крыльями и схватил бельчонка, но только потому, что Nutkin совсем потерял страх и сам прыгнул на филина. За всю сказку Mr. Brown не проронил ни слова.

Филин Старый Браун — буквальный перенос имени филина на русский язык. Это вариант Токмаковой. Увы, старый браун — это какая-то видавшая виды бритва (а еще патер Браун у Честертона). Хотелось бы поинтереснее. В эпизодах, связанных с филином, как и в переводе имени, Токмакова близка к оригиналу.

Угрюмый филин мистер Гук, который «днем дремал, а по ночам ухал и гукал», — это описательный перевод Гребнева. Он также назвает филина угрюмый Гук или угрюмец Гук. В кульминационный момент мистер Гук говорит «Ух». Все это красиво, но проблема в том, что это уже не Беатрикс Поттер, а Гребнев. Old Mr. Brown не угрюмый, а невозмутимый: он хозяин острова, белки сами привозят ему еду, с чего ему быть угрюмым? Мне кажется, переводчик перестарался. Надо было ограничиться старым филином мистером Гуком и дать возможность детям самим решить, какой характер у того, кто носит имя Гук.

Сыч Старичина Ух — так назвает филина Полищук. «Старичина» — спорное решение. Понятно, что Старичина должен уводить мысли от Ух в значении «ухо». «Старый» вместо «Старичина» не подходит, потому что Старый Ух — это, скорее, глуховатый заяц. Но Старичина — это какой-то «дурачина ты, простофиля», а ведь филин благородный и респектабельный.

«Сыч» — отличное слово! Он ведь и правда «сидит как сыч» на своем острове. Может быть, подошло бы простое старый мистер Сыч, чтобы сыч стало одновременно названием птицы и фамилией (что как раз в стиле Беатрикс Поттер).

Сыч чуть более эмоциональный, чем Old Mr. Brown. Если Mr. Brown «turned up his eyes in disgust», то сыч в этот момент «сердито распушился: до чего невоспитанный бельчонок! Ни разу ничего не принес, да еще дразнится!» И хоть он не сказал ни слова, переводчик озвучил нам его мысли.

В кульминационный момент Сыч даже снизошел до ответа бельчонку:

— Скажите, пожалуйста, что это вы делаете? — пискнул Орешкинс, вспомнив о вежливости.
— Смотрю, как половчее содрать с тебя шкурку, — проклекотал Старичина Ух.

Мне кажется, Полищук переборщила, сделав из филина раздражительного злодея.

У нас есть три варианта имен персонажей.
Оригинал: Nutkin, Twinkleberry, Old Mr. Brown.
Гребнев: Тресси и Чоппи, угрюмый филин мистер Гук.
Полищук: Орешкинс и Скорлупкинс, сыч Старичина Ух.
Токмакова: Орешкин и Вкусничка, филин Старый Браун.

Коротко охарактеризовать героев сказки можно так:
Nutkin — балагур и маргинал,
Twinkleberry — один из трудолюбивых бельчат, так сказать, правильный бельчонок,
Old Mr. Brown — невозмутимый владелец острова.

Начало сказки

Сказка начинается с незамысловатой игры слов.

This is a Tale about a tail — a tail that belonged to a little red squirrel, and his name was Nutkin.

Омофоны tale-tail (сказка-хвост) — не оригинальная находка Беатрикс Поттер. Их использовал еще Льюис Кэрролл в «Алисе», причем обыграл изящнее — и сложнее для переводчиков (об этом я рассказывала в посте про стихотворение в виде мышиного хвоста).

Но и в «a tale about a tail» есть над чем подумать. Этот каламбур открывает сказку, задавая тему (мы ждем историю о хвосте) и игривый тон (в духе балагура Nutkin’а).

Гребнев выносит хвост в название «Сказка про бельчонка Тресси и его хвост», а в начале сказки его игнорирует:

Жил да был рыжий бельчонок Тресси.

Токмакова пытается обыграть:

Это рассказ с хвостом… Нет, не так. Это рассказ как раз без хвоста. Ну, в общем, это рассказ про рыжий пушистый хвост бельчонка по имени Орешкин.

У Полищук, на мой взгляд, вышло лучше всего:

Эту историю мы начнем не с начала, а с хвоста — рыжего пушистого хвоста, гордости бельчонка по имени Орешкинс.

Игра в marbles

Текст сказки довольно простой, но пара закавык найдется. Связаны они с развлечениями Nutkin’а. Я хочу разобрать их подробно, поскольку они влияют на наше восприятие сказки.

Первый эпизод — игра в marbles.

But Nutkin gathered oak-apples—yellow and scarlet—and sat upon a beech-stump playing marbles, and watching the door of old Mr. Brown.

Oak-apple — это дубовый галл, т. е. нарост на листьях дуба, который называют еще чернильным орешком.


Из Википедии

Чернильными орешками Nutkin играл в marbles, т. е. в стеклянные шарики.


Из Википедии

Гребнев:

А Тресси насобирал круглых чернильных орешков и, расположившись на березовом пне, стал играть в шарики. И приговаривал: цок-цок-цок!

Токмакова поменяла орешки на желуди (полагаю, из-за того, что чернильные орешки у нас редки) и решила не уточнять, во что играл бельчонок:

А дерзкий Орешкин набрал жёлтых и красных желудей, уселся на пень старого бука и, забавляясь желудями, поглядывал на дверь мистера Брауна.

Полищук тоже не стала связываться ни с непонятной игрой, ни с непонятным растением:

Один Орешкинс валял дурака: он быстренько набрал желудей, уселся на пенек напротив дуба и стал грызть их, а сам караулил — не покажется ли из своего дупла Старичина Ух?

Игра с robin’s pincushion

Второй непростой эпизод связан с обыгрыванием названия robin’s pincushion.

The other squirrels hunted up and down the nut bushes; but Nutkin gathered robin’s pincushions off a briar bush, and stuck them full of pine-needle pins.

Robin’s pincushion — это название галла (нароста), который образуется на шиповнике.


Фотография отсюда

С точки зрения английского языка, бельчонок действовал логично: раз есть «игольная подушечка» (pincushion), надо вставить туда иголки, хотя бы сосновые.

В переводе Гребнева эта логика пропала:

Белки трудились в орешнике, а Тресси развлекался — втыкал сосновые иголки в ягоды шиповника, приговаривая: цок-цок-цок!

Токмакова пытается объяснить действия бельчонка благими намерениями:

Остальные бельчата гоняли по всему острову за орехами, а наш Орешкин нарвал цветов шиповника и натыкал в них сосновых иголок. Он решил подарить их малиновкам вместо подушечек для булавок.

Но, во-первых, в качестве подушечек для булавок больше подошли бы не цветы, а ягоды шиповника. Во-вторых, не проще ли было подарить подушечки без иголок?

Полищук превратила занятие бельчонка в шалость:

Пока остальные белки деловито собирали орехи, бездельник Орешкинс обрывал с шиповника самые пышные цветы, а потом втыкал в них сосновые иголки, чтобы получались цветочки-ежики. Он хотел было подсунуть их старому сычу вместо лакомых жуков, да не вышло: Старичина Ух заперся в дупле.

Игра в кегли

У бельчонка было еще одно развлечение: он играл в кегли, сшибая шишки диким яблоком.

The squirrels filled their little sacks with nuts.
But Nutkin sat upon a big flat rock, and played ninepins with a crab apple and green fir-cones.

Этот эпизод не вызвал у переводчиков разногласий.

Братик Чоппи и сестрицы белки хлопотали в орешнике — набивали мешки орехами.

А Тресси играл в кегли — выстраивал в ряд зеленые еловые шишки и сшибал диким яблоком, приговаривая: цок-цок-цок!

По цоканью вы, конечно, догадались, что это вариант Гребнева. Вероятно, ему захотелось сделать узнаваемый повтор в каждом развлечении Тресси. Но эти «цок-цок-цок!», вместе с бессмысленным протыканием ягод шиповника, выставляют Тресси дурачком.

Шарики, кегли… В оригинальной сказке Nutkin играет в те же игры, что и маленькие читатели. Как обычный мальчишка, он исследует мир, проверяя, что robin’s pincushions можно использовать как настоящие pincushions. В русских вариантах Nutkin занимается какой-то беличьей ерундой, что отдаляет его от обычного мальчишки.

Загадки бельчонка

Еще в одном Nutkin похож на детей: он обожает загадки. В сказке их аж девять. Загадки частично заимствованы из английского фольклора. Их перевод — отдельная тема, которую мы не будем рассматривать. Я дам только общие соображения на примере одной загадки.

Ввести в текст загадки просто. Сложнее дать отгадку. Беатрикс Поттер делает это весьма изящно: она вводит ответ в повествование и выделяет его курсивом, не проговаривая явно. Гребнев и Токмакова сохраняют эту игру с читателем.

Оригинал Гребнев (стихи Дины Крупской) Токмакова
On the fifth day the squirrels brought a present of wild honey; it was so sweet and sticky that they licked their fingers as they put it down upon the stone. They had stolen it out of a bumble bees’ nest on the tippitty top of the hill.

But Nutkin skipped up and down, singing —

Hum-a-bum! buzz! buzz! Hum-a-bum buzz!
As I went over Tipple-tine
I met a flock of bonny swine;
Some yellow-nacked, some yellow backed!
They were the very bonniest swine
That e’er went over Tipple-tine.

На пятый день белки привезли мистеру Гуку мёд, который они украли у пчёл на горе. Вот только потом сестрицам пришлось вылизывать себе липкие лапы.

А Тресси все скакал и напевал:

На лесной опушке
Приземлились хрюшки,
Желтые брюшки,
Дидл-дин-дон!
В поле у тропинки
Прожужжали свинки,
Желтые спинки,
Дидл-дин-дон!
Полосатые брюшки,
Полосатые спинки.
Что за хрюшки?
Что за свинки?

На пятый день бельчата привезли в подарок филину дикого мёда. Они стащили его у шмелей, которые жили на самой-самой макушке холма. Мёд был такой сладкий и липкий, что бельчата все перемазались. Пришлось облизывать пальчики. Наконец, они выложили мёд перед дверью мистера Старого Брауна.
А Орешкин в это время подпрыгивал и пел:

Жжу-жжу-жжу!
Жжу-жжу-жжу!
Жжу-жжу-жжу!
Когда я брёл через перевал,
Я летучих свинок повстречал:
С жёлтыми шейками, с жёлтыми спинками;
Я счастлив, что встретился с этими свинками!

Полищук в основном переделывает загадки в песенки-дразнилки:

Мед без пчел, мед без пчел
Сам собой к тебе пришел!
Слышишь, пчелы не жужжат,
Видишь, соты тут лежат.
Эй, крылатый старикашка,
Мед клади скорее в кашку!

К сожалению, без загадок пропал элемент игры, да и дразнилки получились неудачные. Как ни борюсь с собой, в последней строчке мне упорно видится какашка. Простите.

Загадки важны для понимания Nutkin’а как персонажа. Все загадки довольно простые, в основном они о том, что происходит в сказке в текущий момент. Если же нет, то Nutkin изо всех сил подсказывает филину ответ. Nutkin очень хочет поиграть с филином, но филина загадки не интересуют.

Мораль

Итак, пять дней бельчата собирали орехи, а Nutkin донимал филина. На шестой день Nutkin так разошелся, что прыгнул прямо филину на голову. Филин поймал бельчонка и уже хотел содрать с него шкуру, но тот сумел сбежать. И только хвост остался в когтях филина.

А теперь мораль. Сначала на английском.

And to this day, if you meet Nutkin up a tree and ask him a riddle, he will throw sticks at you, and stamp his feet and scold, and shout
— “Cuck-cuck-cuck-cur-r-r-cuck-k-k!”

Поразительная вещь: красноречивый Nutkin, знаток английского фольклора и вообще болтун, каких мало, кричит теперь, как обычная белка (что-то вроде цок-цок-цок или тц-тц-тц) и от бессилия бросает шишки. Это ж надо было так напугаться! Жуткая история, на самом деле.

Теперь посмотрим переводы.

Гребнев
С той поры Тресси не поет больше песен. И если увидите на ветке Тресси, не загадывайте ему загадок. А то сорвет он тяжелую шишку и ка-ак треснет вас по макушке!

Токмакова
И до сего дня, если вы увидите Орешкина на дереве и попытаетесь загадать ему загадку, он будет швырять в вас палками, и топать ногами, и ругаться, и кричать:
— Чок-чок-чок-кук-курр-кук-к!

Полищук
С тех пор бельчонка прозвали Орешкинс Куцый Хвост.
Если встретите его и спросите: «Где ты потерял половинку хвоста?», то Куцый Хвост затопает лапками, закидает вас шишками и веточками и громко, на весь лес, будет обзывать вас самыми обидными беличьими ругательствами.

Гребнев решил выразить мораль явно: «С той поры Тресси не поет больше песен». У меня мурашки от этой фразы. Кажется, Гребнев переборщил.

Токмакова оставила все как в оригинале. Я бы написала чуть иначе (выделила жирным):

И до сего дня, если вы увидите Орешкина на дереве и попытаетесь загадать ему загадку, он будет швырять в вас палками, топать ногами, ругаться, но прокричит только:
— Чок-чок-чок-кук-курр-кук-к!

Полищук изменила концовку: если бельчонок «будет обзывать вас самыми обидными беличьими ругательствами», значит история с филином никак особенно на него не повлияла.

О чем эта сказка на самом деле

Я думаю, недоумение и разочарование родителей частично объясняется тем, что, как мы увидели, переводчики слегка исказили текст. Но дело не только в переводе. На мой взгляд, сказки Беатрикс Поттер не о зверюшках, одетых по викторианской моде, а про сложные отношения детей и родителей.

Представим, что филин — родитель. Он хотел бы воспитывать Скорлупкинса (это идеальный воображаемый ребенок), а ему достался шаловливый Орешкинс (в общем-то, обычный ребенок). Орешкинс не видит смысла в уважении и почитании взрослого, тем паче в принисении ему жертв. Ему скучно изо дня в день собирать орехи (делать то, что надо), зато интересно играть в кегли и шарики или исследовать мир.

Но к самостоятельной игре ребенок переходит только после того, как в очередной раз не смог привлечь внимание родителя. Сначала Орешкинс загадывает загадки (очень, кстати, неплохие) и сам же подсказывает ответы (потому что ему хочется, чтобы родитель поскорее угадал). Увы, загадки не интересуют взрослого. Затем ребенок дразнится и обзывается, потому что этот способ действеннее. А еще таким образом ребенок проверяет границы дозволенного. Но взрослый все равно невозмутим.

Наконец, неугомонный «крепкий орешек» совсем обалдел (вспомним все коннотации имени Nutkin), перешел-таки границу — и закономерно получил по попе. При этом доведенный родитель, с точки зрения ребенка, вполне может напоминать разъяренного филина, от которого ребенок чудом спасся. Родитель выпустил пар — и опять его ничем не пронять. А вот у ребенка осталась психологическая травма: если спустя некоторое время ему напомнить о том бесстыдном поведении и последовавшем возмездии, то в ответ можно услышать что-нибудь нечленораздельное, потому что ему обидно и стыдно одновременно.

Какой перевод выбрать

История о бельчонке Орешкинсе

пер. Вера Полищук

Вектор-Детство, 2015

Ну и какой перевод выбрать? — спросят те, кто все же решил купить эту сказку.

У Веры Полищук прекрасный слог. Ее Орешкинс, Скорлупкинс, начало про хвост — удачные переводческие находки. Жаль, что вместо загадок переводчик предлагает дразнилки. Сыч у Полищук вышел неправильный, а искаженная концовка вообще портит весь перевод.

Перевод Токмаковой — ну просто перевод, довольно близко к тексту. Мне не понравились имена и загадки, а текст у нее какой-то черствый.

Сказка про бельчонка Тресси и его хвост

пер. Михаил Гребнев

Росмэн-Пресс

Перевод Гребнева — неплохой. Минус за имена Тресси и Чоппи, зато большой плюс за стихи Дины Крупской.

Так что я не знаю, что посоветовать. Идеального перевода нет, в каждом какие-то неточности и искажения. Токмакову я бы точно не стала покупать. Полищук или Гребнев — зависит и от других факторов (например, у Полищук это книжечка с одной сказкой, у Гребнева — сказка в сборнике).

Если бы я печатала сама, то взяла бы за основу перевод Веры Полищук, куски с загадками — из текста Гребнева, мораль — переделанный перевод Токмаковой.

Какой бы перевод вы ни выбрали, сказку всегда можно обсудить с ребенком и интерпретировать так, как вам хочется. Главное — дайте ей шанс. Ведь сказка-то классная.

Поделиться